Как восстанавливать энергию [5 источников для каждого]

Практики развития: Каким будет бизнес образование в будущем

Практики развития: Каким будет бизнес образование в будущем

Это заключительная часть интервью Андрея Станченко и Александра Самойлова о практиках развития.

Все серии:

Серия 1. Практики развития: Что это, как работает, каким будет в будущем?

Серия 2. Практики развития: Новые и старые, живые и мертвые [как с ними работать]

Серия 3. Практики развития: О балансе новых и старых моделей развития

Серия 4. Практики развития: О динамике и инновациях в методах обучения

Серия 5. Практики развития: Каким будет бизнес образование в будущем

Этой статьей мы заканчиваем серию интервью о практиках развития. Поговорим о том, что будет в будущем.

Какие бы вы дали рекомендации касательно исследования следующего года?

Андрей Станченко:

Я большой поклонник фестиваля ПИР. Тут бывает очень много спикеров не из области T&D. В поисках таких спикеров можно поехать, конечно, на любую другую профессиональную конференцию — по юриспруденции, например. Но здесь получается, что в нашем контексте говорят эксперты из смежных областей — это очень ценно. Это я вижу полезным и для исследования.

Резюмируя наши размышления, можно сказать, что развиваются науки и практики. Мы видим переход от эмпирической психологии и философии, которые сейчас наполняют тренинги, к некой «химии» (не как науке, а как эзотерике, практикам). Далее мы выходим к физиологии и психиатрии здоровых людей. Это понятные дисциплины, но на новом уровне их изучения.

Например, тема нейросетей, которая сейчас громко звучит, ограничивается коротким объяснением. Чего касается блок нейросетей в тренингах? В примитивном виде скажу: есть рептильный мозг, сверху надстройка коры — все, такой простой ликбез. Методики нейросетей в тренинге не используются.

Но я думаю, что следующие шаги могут быть направлены на практики, существующие на стыке технологий и понимания природы человека. В Соединенных Штатах, например, много говорят об этом. И они от объяснения уже переходят к каким-то техникам.

Приведу немного смешной и абсурдный пример. Идет стратегическая сессия, и все топы сидят в касках или в шлемах, от которых идут альфа-волны. При этом наше командное взаимодействие исследуется не на уровне поведения, а на уровне волн. Как идут наши волны? Чьи волны подавляются моими, а с кем моя волна начинает синергетично идти?

Тогда мы смотрим не просто на психическое здоровье, как ранее Александр говорил, а исследуем, как мы физиологически друг с другом сочетаемы. И это видно всем на экране. Тогда могут сказать: «Петр Петрович вы, к сожалению, по физиологическим показаниям в нашей команде работать не можете».

А LinkedIn тогда не только покупает SHL (Тесты способностей. Примечание редактора), а загружает, помимо твоего резюме, особенности характера и типичные альфа-волны. Далее все это подбирается на уровне рекрутинга под существующую корпоративную культуру конкретной компании.

Александр Самойлов:

Специальный бот ищет тех, у кого резонанс сильнее, и предлагает им прийти на собеседование.

Я думаю, именно потому что мы сейчас над этим смеёмся, так оно и будет. Наша попытка убедить себя, что это абсурд, говорит о том, что, скорее всего, это не абсурд. Мы заметно движемся в этом направлении.

Что человеческое останется навсегда? Чтобы человек был психически здоровым, у него должен быть не только IQ, а также эмоциональный интеллект — ЕQ, который тоже может воспроизвести робот в значительной степени.

А теперь есть новая категория — LQ («сердечный интеллект» или «интеллект любви». Примечание редактора). Как я понимаю, это тепло и любовь, которая ценилась испокон веков. Но ее не могли технологизировать, поэтому обесценивали. А теперь она снова выходит на арену. Происходит «реинкарнация» практики, как ранее говорил Андрей.

Только ребёнок, проживший своё детство в любви и тепле, получает бесценный дар, который делает его психически здоровым человеком. Детерминантой его лидерства не будут внутренние неврозы, он не будет «достигатором». Он будет осознанным человеком, для которого лидерство является системной самореализацией в течение его жизни, а не компенсацией чего-то.

Это безумно интересная тема. И мне кажется, что именно она на своем уровне перекраивает все системы и делает их из красных бирюзовыми, а не перепрошивание корпоративной культуры среди 40-летних менеджеров.

Я этим занимаюсь и искренне верю, что на поведенческом уровне, на уровне самосознания или повторного перерождения взрослого человека, чем занимается психотерапия, это возможно. Но если мы хотим изменить общество и видеть много бирюзовых компаний, следует начинать раньше.

Надо идти в детский сад, идти в семью и работать с мамами, делать их осознанными. Чтобы она, когда родит через 2 года своего ребёнка, с первого дня жизни дала ему ту самую бесценную любовь, наряду со всеми остальными вещами, безусловно. Тогда он и вырастет тем человеком, которого мы хотели бы видеть своим сотрудником через 40 лет.

И нет другого пути, на мой взгляд. Разве что жёсткий биохакинг (Англ. biohacking — дословно «взламывание биологии»; в обширном понимании «использование науки для улучшения тела, разума, жизни человека». Примечание редактора). Это когда тебе, как в фильме «Матрица», очистили мозг и залили что-то другое. Но это уже не ты.

Если мы говорим про работу с человеком, то первостепенным является «вспахивание земли», на которой потом что-то уродится. Это работа не со взрослыми людьми — сотрудниками компании, а с будущей матерью. Тогда она родит такого человека, который будет нам изначально подходить. И он не будет бороться с собой.

Вернусь к семинару по аутоагрессии. Я спикера спросил о следующем. Человек, который идёт работать в большую компанию, понимает, что на следующие годы его жизнь превратится в сплошной ад. Что движет этим человеком строить карьеру, стремиться к высоким управленческим позициям? Это аутоагрессия?

Это вопрос, на который я до сих пор не нашёл достаточного ответа. И мне кажется, что ответ «да». Что все эти корпоративные «достигаторы», все эти любимые акционерами супер эффективные руководители — это люди, поведение которых продиктовано, скорее, компенсацией, чем чистой самореализацией.

Завтра на своей секции с Дмитрием Алексеевичем Леонтьевым мы будем стараться ответить на этот вопрос. Я намеренно поднял эту тему. Что является детерминантой лидерского поведения? Вопрос, на который я не могу найти ответ нигде.

Может быть, Андрей из англоязычных источников подтянет когда-нибудь удовлетворяющий меня ответ. Но в русскоязычном пространстве я пока не могу найти.

Эта тема табуирована в значительной степени. Когда я пытаюсь иногда аккуратно в корпоративном формате сказать: а не невротик ли ты — сразу стоп. Кому это приятно? Кому это интересно? Кто об этом хочет задумываться?

Вы ранее говорили, что управление судьбой является амбициозным проектом. Нужно идти и воспитывать матерей?

Александр Самойлов:

Да.

Андрей Станченко:

Я бы тут поставил финальный восклицательный знак, потому что это про любовь, про матерей. Будем благодарить и завершать. Спасибо!